«Наш белорусский дом»

«Мы схватили ребенка, его горшок и самокат, документы и уехали». В 2014 году семья Чекалдиных, как и многие другие, бежала из Луганской области, оставив родных, квартиру, работу, друзей. Только чтобы двухлетняя Настя не спала в подвале. Чтобы не прислушиваться ежеминутно: стреляют сейчас или нет. Чтобы не думать, наступит ли завтра.

«Страх накрывал волною»

Квартира, которую сейчас снимает семья Чекалдиных, находится на окраине Гомеля. Она маленькая и далеко не новая, но здесь уютно. В окна льются солнечные лучи, в их тепле, растянувшись на кровати, греется кошка; в коробках на полу – гора игрушек и помпоны для чирлидинга; на стене – большой семейный снимок, сделанный во время отдыха в санатории; фоном тихо идет мультфильм. Елена усаживает годовалого Артема к себе на колени и начинает рассказ.

– Я выросла в поселке Рода­ково, что в 25 километрах от Луганска. Получила образование в финансовой сфере, окончила магистратуру и могла бы работать в университете, – говорит она.

Однако этим планам не суждено было свершиться. Сначала вмешался счастливый случай – Елена вышла замуж и родила девочку. А через 2 года начался протестный майдан в украинской столице. Женщина честно признается: она и представить не могла, что те события выйдут за пределы Киева. Думала, пошумят в столице, да и успокоятся. Но время шло, а ситуация только ухудшалась.

– Когда звуки выстрелов стали слышны уже и нам, мы решили не ждать, а спасаться, пока не поздно. Не паниковали. Сложили спокойно вещи, предупредили начальство на работе – меня отпустили и без заявления за свой счет. Мы даже затоварились в магазине! Купить билеты на поезд тоже не составило труда: транспорт ходил по расписанию, ажиотажа не было. Мы уехали в Питер, к тете. Спустя месяц нам показалось, что ситуация на родине стабилизировалась. Хотелось домой, на работу, да и просто нам уже было неловко сидеть без дела в чужой квартире. Мы вернулись, – продолжает Елена.

Как оказалось, это решение было ошибочным. События стали разворачиваться, как в кино.

– На следующий день мы занялись обычными делами: я пошла на работу, после забрала Настю из сада, мы по­ужинали, поиграли. Но как только я уложила ее спать, в дом прилетел снаряд… – вспоминает она. – Мы услышали, как в соседних квартирах взрывной волной напрочь вышибло окна. Муж схватил документы, я – ребенка. Помню, бегу с пятого этажа на ватных ногах и чувствую, как меня накрывает ужас и страх. Изо всех сил прижимаю к себе малышку, на которой только белье – летние ночи были очень жаркими. Мы спустились в подвал. Там уже были люди, которые принесли с собой немного вещей и воды. При первой возможности позвонили родителям: живы? – живы. Следующую ночь мы провели в квартире, но не в кроватях, а на полу в коридоре. Нам сказали, что между стен безопаснее. А в 6 утра двинулись в сторону украинско-российской границы. Из-за длиннющих очередей ее пришлось пересекать пешком, поэтому практически ничего с собой мы забрать не смогли. На руки взяли Настю, ее горшок и самокат, документы и спортивные штаны. Пожалуй, и всё.

«Не было ни вилки, ни ложки своей»

Пунктом их назначения стала глухая деревня в Ростовской области – дом бабушки мужа. Там, уже вдали от взрывов и страхов, супруги решили, что оптимальный вариант для дальнейшей жизни – принять приглашение тети и поехать в Гомель.

– Первым делом в Беларуси занялись оформлением документов и поиском работы. Мы рассматривали любые варианты. Муж, который 5 лет трудился на железной дороге, устроился грузчиком в частную фирму. Я же пошла на место продавца в универмаге. В тот период нас очень выручили волонтеры – Красный Крест предоставил продуктовые наборы, детские вещи, средства гигиены, – говорит Елена.

Квартиру, где мы встретились для интервью, семья Чекалдиных сняла через пять месяцев пребывания в Гомеле. Обживались медленно – когда заезжали, не было ни вилки, ни ложки, ни кастрюли своей. Что-то покупали, что-то привозили из родного дома.

– Мы несколько раз навещали родных в Луганской области и, если честно, уже подумывали и сами вернуться туда. Так, кстати, сделали многие наши друзья – они не смогли найти себя в другой стране. Но жизнь вновь все решила за нас. Год назад родился Артем, и переезд пришлось отложить на неопределенный срок. И слава Богу. Сейчас даже подумать страшно, что было бы, будь мы там. Обстрелы усилились, в стране идет мобилизация. Я не смогла бы сидеть дома с двумя детьми, переживать за их жизнь и думать, вернется мой муж домой или нет. Не смогла бы, – заверяет Елена.

«Дочка никуда не хочет уезжать»

Если раньше решение о переезде в семье принимали двое взрослых, то сейчас уже нельзя не прислушиваться к мнению Насти. Ей 10 лет, она ходит в четвертый класс и своей родиной считает Беларусь.

– У нее тут подруги, музыкальная школа (Настя играет на балалайке. – Прим. авт.), студия чирлидинга. Вот буквально на днях прошел Кубок Полесья – их группа заняла первое место, а в начале марта девочки выступали в Минске – тоже выиграли соревнование. Она никуда не хочет уезжать, – улыбается мама.

В этом году семья получила белорусское гражданство и с уверенностью строит планы на будущее. Из самых заветных – купить собственное жилье. Тем более, что плата за арендное только растет, а эта статья расходов сильнее всего бьет по бюджету семьи. Но финансовые трудности, считает Елена, можно преодолеть. Лишь бы в остальном все было хорошо.

– У меня остались родственники в Луганской области. Они не могут переступить через себя и оставить свой дом, огород, живность даже ради собственной безопасности. Но у нас уже другая жизнь, – говорит Елена. – Сейчас я почти каждый день выхожу с ребенком погулять у озера, покормить птиц, выпить кофе. Я нашла подруг среди коллег, соседей и даже среди родителей одноклассниц дочки. Это замечательные люди, с которыми мне комфортно и интересно. Тут есть работа и жилье, пусть пока и съемное. Тут спокойно. Теперь здесь мой дом.

Анна КАСЮДЕК
Фото Степана ТЮШКЕВИЧА

Материал: Главная - Газета Беларускі Час. Новости профсоюзов Беларуси (1prof.by)